Что узаконила Верховная Рада – обличителей коррупции, «стукачей» или новый бизнес?

0

Борьба с коррупцией входит в топ-3 ожиданий украинцев от власти. 17 октября Верховная Рада приняла президентский закон, который позволит всем небезразличным гражданам помочь власти искоренить коррупцию в стране, и при этом еще и неплохо заработать. 252 парламентария сказали «да» закону «Об обличителях коррупции». Казалось бы, прекрасная инициатива. Вот только, как оказалось, содержание подкачало. Эксперты указали на несколько важных «лазеек» в документе, которые могут привести к политическим преследованиям, бизнес-разборкам и колоссальной нагрузке на госбюджет. Realist изучил, что не так с законом об обличителях коррупции, и почему президенту Владимиру Зеленскому не стоит его безоговорочно подписывать.

Правоохранители сами не справятся?

«Мы считаем, что принятие этого закона выведет борьбу с коррупцией на новый уровень. Коррупционеры привыкли, что стоит опасаться только правоохранительных органов, но теперь фактически агентом под прикрытием становится любой гражданин. Зная это, коррупционеры больше не станут чувствовать себя так вольготно», — заявила с трибуны Верховной Рады, представляя законопроект, заглавы антикоррупционного комитета Верховной Рады Галина Янченко. Суть документа достаточно проста. Украинцам предоставляют право анонимно пожаловаться в НАПК на конкретного коррупционера, указав факты его противозаконной деятельности. Сделать это можно посредством «электронки» или «горячей линии». За «тревожный звоночек» государство готово платить — 10% от разоблаченного коррупционного факта, но не больше 3 тысяч минимальных зарплат, что на сегодняшний день равно 12,5 миллиона гривен. Есть еще одно но… Анонимки будут браться в разработку, если в них есть показания на размер взятки или убытков, нанесенных государству, не менее 5000 прожиточных минимумов, в гривневом эквиваленте это на сегодня равно 9,6 миллионов гривен. Также обличителю (членам его семьи) государство гарантирует правовую, психологическую или любую другую помощь, если это потребуется.

Говорит «аноним»

У данного закона немало оппонентов. Они уверяют, что документ вместо того, чтобы ввести в правовое поле страны понятие «обличитель коррупции», возвращает страну в 30-е годы, когда процветало стукачество. «Так, как сформулировано понятие „обличителя“ сегодня, это закон не об обличителях, а закон о „стукачах“. И в этом большая разница! „Обличитель“ согласно международным нормам, документам Совета Европы — это человек, который работает внутри системы и которому точно известно о совершении фактов коррупции, а не тот общественный активист, который проходит мимо дома, допустим, таможенника, и говорит, что это- коррупционер», — отмечает народный депутат Сергей Власенко, который безрезультатно подал в законопроект более 50 поправок. По словам Власенко, нигде в мире к анонимным заявлениям не относятся всерьез.

Представители фракции «Европейская солидарность» высказывали опасение, что такие формулировки в законе об обличителях коррупции на практике создадут предпосылки для преследований. «После подписания Зеленским этого законодательного шедевра, против любого человека может быть написано анонимное заявление о коррупционных действиях, что де-факто и де-юре создает основания для открытия уголовного производства… Понятно, что вал анонимок будет накапливаться и архивироваться. И нужные анонимки, которые написаны против оппонентов, конкурентов и просто успешных людей откроют путь к преследованиям. Кстати, недавно в Крыму, именно из-за анонимки был арестован крымский татарин», — написала на своей страничке в «Фейсбук» народный депутат Ирина Фриз. Озвучиваются опасения, что согласно принятому закону, обличитель получает множество прав, но избежит ответственности за неправдивый донос. Глава профильного комитета Верховной Рады Анастасия Красносильская называет такое мнение «мифом вокруг закона». «Ответственность за ложное сообщение о совершении преступления предусмотрена в Уголовном кодексе, и она сохраняется. Не спекулируйте», — говорит Красносильская. Действительно, в Уголовном кодексе Украины есть статья 384, в которой сказано, что неправдивые показания участника уголовного процесса влекут наказание в виде исправительных работ сроком до двух лет или арест до шести месяцев, или лишение свободы до двух -пяти лет.

В то же время, опытные политики указывают на еще одну «лазейку» в законе. Ответственности за ложный «донос», можно избежать. Такой сценарий возможен, если не было умысла. Тогда обличитель отделается только опровержением донесенной информации. «А доказать умысел всегда проблематично», — обращает внимание политолог, народный депутат 8 созыва Верховной Рады Игорь Попов.

Бизнес на доносах

Озаботила многих депутатов и финансовая сторона вопроса. В частности, почему обличитель может претендовать на вознаграждение, если он «сдал» исключительно крупномасштабного коррупционера. «А что по поводу малой коррупции», — задается вопросов секретарь антикоррупционного комитета Верховной Рады Владимир Кабаченко. Соратник Юлии Тимошенко считает, что если вводить новый институт обличителя, то каждый обличитель должен иметь право на получение денег или никто не должен их получать. Точка. «Моделируем ситуацию. К примеру, полицейскому дали взятку 100 гривен. Обличитель сообщил об этом. НАПК и другие органы проводят серию мероприятий по обработке заявления. Обличитель получает вознаграждение 10 гривен. Будет ли иметь смысл такое денежное вознаграждение? Сомневаюсь,” — парировала на замечание Кабаченко парламентарий Галина Янченко.

Туманно выписаны и положения относительно сроков выплат обличителям. По словам Галины Янченко, вознаграждение обличитель получит только в том случае, если по делу, открытом по его «доносу», был озвучен обвинительный приговор. Вроде бы, все логично и честно (если не брать во внимание тот факт, что дело в суде может рассматриваться годами). Но это только на первый взгляд. «Я предлагал поправку, что вознаграждение выплачивается от сумы, которая фактически возмещена в госбюджет после вступления в силу обвинительного вердикта суда. Дело в том, что эти средства могут быть не взысканы в госбюджет, так как нет уточняющей формулировки о вступлении вердикта суда в законную силу», — говорит народный депутат Сергей Алексеев.

Бывший генпрокурор Юрий Луценко не исключает, что закон об обличителях коррупции позволит нечистым на руку правоохранителям создать неплохой бизнес. «Вы понимаете, как легко теперь недобросовестные правоохранители могут передавать готовые доказательства куму и делать именно его обличителем. „Премию“ потом поделить», — прогнозирует Луценко.

Эксперты также отмечают, что новый закон наделяет НАПК несвойственными ему функциями. В документе сказано, что «анонимки» адресуются именно Агентству, в тоже время, как НАПК сможет проверить заявление обличителя, если не является правоохранительным органом? «НАПК не имеет никаких возможностей ни расследовать те данные, которые передал обличитель, ни обеспечить ему охрану — ничего. Зачем перегружать НАПК теми функциями, которых у него нет и ему несвойственны? У нас есть специализированный правоохранительный орган — НАБУ, который и должен заниматься сообщениями от обличителей», — указывал на еще один юридический «ляп» закона Сергей Власенко. Его слова так и остались словами. Монобольшинство не вняло пояснениям соратника Юлии Тимошенко, почему, такими статьями в законе депутаты «полностью ломают базовые принципы уголовного процесса».

В ближайшие дни этот законопроект ляжет на стол президенту. Ожидать, что Владимир Зеленский ветирует его, не стоит, так как глава государства является его автором и настаивал на его безотлагательном рассмотрении. А это означает, что уже с 1 января 2020 года начнутся либо новые реалии в борьбе с коррупцией, либо появятся новые «схемы» на борьбе с коррупцией.

Источник: realist