Дружба и яд

0

За последнюю декаду апреля российской “Транснефти” удалось загрязнить ядовитой хлорорганикой около 6000 км трубопроводной системы “Дружба”. Только по предварительным подсчетам российские потери составят свыше 1 млрд долл. Как говорится, и диверсантов не надо. Украина же на истории с грязной нефтью может даже подзаработать в краткосрочной перспективе, хотя потерять – в длинной.

Хлорное золото

В 20-х числах апреля тревогу забил Мозырьский НПЗ в Беларуси, когда после переработки российского сырья на предприятии начало выходить из строя оборудование. Операторы трубы провели замеры и ужаснулись: содержание хлоридов в прокачиваемой нефти превышало норму более чем в 30 раз. Причем было уже поздно: к концу апреля отравленная нефть достигла территории не только Беларуси, но и Украины, Польши, Словакии, Венгрии, а также крупного российского экспортного терминала на Балтике – Усть-Луга.

Россияне утверждают, что в результате попадания в нефтепроводную систему хлоридов загрязненными оказалось около 3 млн тонн нефти. Нероссийские источники говорят даже о 5 млн тонн. По оценкам специалистов белорусского предприятия “Гомельтранснефть-Дружба”, на территории их страны в трубах скопилось около 1,3 млн тонн хлорированной нефти, еще 400 тыс. тонн уже переработано Мозырским НПЗ, либо находится в его резервуарах. Второй из белорусских заводов – Новополоцкий – успел спохватиться и не принял “отраву” в переработку. Кроме того, до 1 млн тонн грязной нефти могло застрять на территории Польши, 0,5 млн тонн – в Украине. На словацком и венгерском участках “Дружбы” если и что-то попало в трубу, то объемы там мизерные. Но все равно в сумме уже получается более 3 млн тонн. А ведь есть еще российские участки трубы от Самары до границы с Беларусью и до Усть-Луги, а также как минимум 10 танкеров с загрязненной нефтью, которые уплыли из Усть-Луги до того, когда масштаб аварии еще не проявился по полной и которые теперь никто не хочет принимать.

В России быстро нашли стрелочника, повесив вброс в систему вредоносной хлорорганики на небольшое частное предприятие “Нефтеперевалка”, обслуживающее узел слива в трубу нефти на территории Самарской области. Хотя очень многие специалисты (в т. ч. то ли бывший, то ли нынешний совладелец “Нефтеперевалки” Роман Трушев, или же экс-глава нефтяной компании “Юкос” Михаил Ходорковский) сомневаются, что один узел со сравнительно небольшим терминальным парком, рассчитанным не больше чем на 200 тыс. тонн единовременного хранения, мог загрязнить всю трубопроводную сеть в таких гигантских объемах. По альтернативной версии, к вбросу яда могут быть причастны крупные российские нефтедобытчики, такие как государственная “Роснефть” и другие, использующие в своей добыче хлорорганику для повышения отдачи нефтяных пластов. Скорее всего, они и раньше приправляли свое сырье химикатами не в критических дозах, но сейчас из-за чьего-то разгильдяйства отравленная нефть хлынула в трубу мощным потоком.

Клининг от “Укртранснафты”

Транзит грязной нефти через Украину был приостановлен только 26 апреля, фактически уже после того, как эта субстанция заполнила всю южную ветку “Дружбы”. Впрочем, и северную тоже. Южная ветка ведет на Венгрию, Словакию, Чехию, Австрию. Тогда как северная, проложенная через Беларусь, – на Польшу и Германию. Президент Беларуси Александр Лукашенко уже заявил, что его страна понесла ущерб на сотни миллионов долларов. На этом фоне несколько диссонансом прозвучало заявление “Укртранснафты”, что по состоянию на 3 мая она потеряла только 1 млн евро как недополученную прибыль от приостановки транзита. Сверхосторожная оценка может объясняться только одним – на ликвидации последствий аварии “Укртранснафта” собирается заработать неплохой куш, который с лихвой покроет потери от потенциального уменьшения объемов транзитной перекачки. Возможно, предварительные договоренности с “Транснефтью” уже достигнуты.

На это указывают и скупые результаты встречи пострадавших сторон с россиянами в Братиславе 14 мая. Как сообщила “Укртранснафта” в Facebook, она сейчас согласовывает с “Транснефтью” параметры дополнительного соглашения о компенсации дополнительных расходов на проведение нестандартных работ, связанных с вытеснением некондиционной нефти из нефтепровода “Дружба”. За сложной формулировкой стоит не такая уж сложная механика. По сути, “Укртранснафта” берет на себя роль девушки с веслом, которая будет смешивать потихоньку грязную нефть с чистой в транзитном потоке – в пропорциях, не нарушающих предельных требований к качеству нефтяного сырья по хлорорганике. Очевидно, венгерская и словацкая сторона готовы принимать такой сырьевой коктейль с существенным дисконтом. Переговоры с польскими и немецким НПЗ о подобной схеме на северной ветке “Дружбы” продвигаются у россиян тяжелее. Но другого быстрого способа очистить трубопроводную систему от яда не существует. Вывозить загрязненное сырье в эшелонах назад в России или реверсировать все потоки в трубе теоретически возможно, но на это потребуется гораздо больше времени и денег.

Поэтому “Транснефть”, естественно, выбирает меньше зло. И “Укртранснафта” с готовностью взялась помогать ей технически. Как это происходит? Трубопровод “Дружба” по территории Украины проложен в 2 параллельные нитки. 11 мая “Укртранснафта” полностью освободила от нефти с хлоркой одну из них и начала закачку туда уже чистого сырья. Весь выкачанный из данной нитки неконденсат слили в резервуары компании, главным образом в Бродах. Теперь, после согласования всех денежных моментов с российской стороной, “Укртранснафта” может начинать процесс компаундирования, т. е. управляемого смешивания разных сортов нефти в трубе. Как удалось договориться 14 мая в Братиславе, уже 21-22 мая такая микшированная нефть начнет поступать на приемную станцию “Будковце” в Словакии, а 23-24 мая – на станцию “Фенешлитке” в Венгрии.

В дальнейшем подобным же образом будет происходить вытеснение грязной нефти и во второй нитке “Дружбы”. По прогнозам генерального директора “Укртранснафты” Николая Гавриленко, весь процесс очищения займет от 4 до 6 месяцев. Во многом сроки будут зависеть от концентрации хлорорганических соединений в сырье, выкачанном из труб. Ну и от того, как быстро российские нефтеэкспортеры смогут пристроить где-то свой третьесортный ресурс. 15 мая, оправившись от паники, шеф Минэнерго России Александр Новак публично заявил, что размер общего ущерба от аварии не превысит 100 млн долл. Но операторы рынка эту сентенцию встретили с саркастической улыбкой. Даже по умеренным подсчетам рыночная стоимость нефти, отравленной хлоридами, тянет на 2 млрд долл. Теперь ее придется продавать с огромным дисконтом (каким – это еще предмет переговоров). Но точно российские нефтяные экспортеры недополучат гораздо больше, чем 100 млн долл. И это не считая затрат на ликвидацию последствий самого загрязнения.

“Укртранснафте” же только на руку, чтобы последствия устранялись как можно дольше. Ведь по факту она возьмет с российской “Транснефти” деньги не только за транзит, но и за хранение ее ресурса, и за проведение процедур смешивания. Короче, неожиданная прибавка к финплану. Как утверждают специалисты “Укртранснафты”, непосредственного вреда ее имуществу загрязненная нефть не несет. Даже в аномальных количествах, но в стабильном состоянии хлориды трубу и стенки резервуаров не разъедают. Хуже – когда такую смесь начинают нагревать, реакции катализируются, коррозионная активность возрастает – и, как пример, на Мозырьском НПЗ летят теплообменные трубки на установке первичной переработки.

Потеря веры

Но если смотреть на два хода вперед, то нынешний инцидент в целом может неприятно отразиться на перспективах транзита российской нефти через Украину. Выжав сиюминутную выгоду сейчас, “Укртранснафта” завтра может оказаться лицом к лицу с другим вызовом – постепенным высыханием южной ветки “Дружбы” из-за оттока клиентов. В целом объемы нефтяного транзита через Украину и так падают. Если в 2011 г. было перекачано почти 18 млн тонн, то в 2014-2015-м объемы упали до 15 млн тонн годовых, в 2017-2018-м – ниже 14 млн тонн годовых. Скорее всего, результат 2019 года будет еще хуже по понятным причинам. Запустить южную ветку “Дружбы” в нормальном 2-ниточном режиме получится только ближе к концу года.

По оценкам белорусского оператора системы “Гомельтранснефть-Дружба”, после аварии объемы перекачки сократятся примерно на треть от годовой нормы. Можно предположить, что для Украины пропорция примерно та же. В прошлом году “Укртранснафта” получила почти 4 млрд грн. чистого дохода и чуть меньше 1,5 млрд грн. чистой прибыли. В 2019-м потенциально заработок от транзита должен быть меньше из-за спада в объемах, но усилия “Укртранснафты” по спасению российского ресурса компенсируют эту потерю. Вопрос лишь в том, вернутся ли объемы в 2020 г.?

Давайте еще раз взглянем на 2018 г. За этот год “Укртранснафта” получила на 32% меньше прибыли, чем за предыдущий. Ключевая причина – европейские покупатели уменьшили заказы на прокачку, ссылаясь на высокое содержание серы в российской смеси Urals. Теперь оказывается, что сера – это цветочки. В нефти вдруг откуда не возьмись может появиться и более агрессивный хлор. Пока что нефтеперерабатывающим заводам Словакии, Чехии и Венгрии деваться некуда. У них нет адекватной замены российскому сырью: удобная логистика компенсировала издержки на борьбу с низким качеством Urals. Но теперь ситуация изменилась. Хлориды нанесли серьезный удар по надежности “Дружбы”, по репутации этого пути. Веселые весенние деньки стали веским поводом, чтобы центральноевропейские НПЗ предметно задумались об альтернативе российским поставкам. Ведь правительствам в Будапеште и Праге пришлось даже распечатывать свои нефтяные резервы.

Поэтому транзит нефти через Украину подвержен тем же рискам, что и транзит газа, – падению объемов до уровня ниже рентабельности перекачки. Правда, сбыться эта плохая новость сможет не раньше, чем через 5-10 лет, а до этого времени можно успеть подстелить соломку. Во-первых, есть повод снова вспомнить о трубе-призраке “Одесса-Броды”. Она все еще ждет своего часа в земле и может быть использована для поставки каспийского сырья в ту же Словакию или Венгрию. Во-вторых, для южной ветки “Дружбы” (если совсем уж размечтаться) может найтись и другая работа. Например, прокачка в реверсном режиме сырья на Мозырский НПЗ.

Источник: minprom