Внутри тайного хранилища конфискованных криптовалют дядюшки Сэма

0

Александр Казес, 25-летний молодой человек, повесившийся в тайской тюремной камере в июле, оставил после своей смерти все внешние атрибуты торговца наркотиками: виллы, Lamborghini, Porsche, банковские счета в Лихтенштейне и Швейцарии. Кроме того, как утверждают власти, Казес, руководитель AlphaBay, крупнейшего в мире сайта по продаже наркотиков, также оставил электронные кошельки, на которых хранятся миллионы долларов в биткоинах и других криптовалютах. Об этом пишет издание The Fortune.

Теперь все криптовалюты Казеса являются собственностью Министерства юстиции США. Министерство планирует продать их, учитывая, что стоимость биткоина выросла более чем в пять раз. Однако, если вы хотите узнать, кто владеет криптовалютой или когда ее продали, вам понадобятся обширные навыки кибершпионажа и много свободного времени.

Еще пять лет назад никто и не думал, что криптовалюты так прочно войдут в нашу жизнь. Растущая популярность биткоина среди правонарушителей превратила дядюшку Сэма в крупного игрока на криптовалютных рынках. В то время, как точные цифры назвать невозможно, документальные доказательства, интервью с бывшими адвокатами и прокурорами свидетельствуют, что криптовалютами на сумму более чем 1 млрд долларов владели правоохранительные органы США.

Тем не менее, однажды этот “цифровой клад” окажется под грифом “секретно”. Анонимность биткоина делает практически невозможным для общественности слежку за криптовалютами. И поскольку федеральные агентства были вовлечены в криптовалютный бум, их усилия по защите “цифрового золота” привели к сюрпризам, ошибкам, а, порой, и к нарушению закона.

Служба федеральных маршалов США является старейшим правоохранительным органом в стране. Совсем недавно телевидение и кино ознакомили многих американцев с ролью Службы в перевозке заключенных и отслеживании опасных беглецов. Гораздо меньше людей знают, что маршалы продают биткоины.

Согласно закону, Служба несет ответственность за предметы, изъятые другими федеральными правоохранительными органами. Вот почему вы можете посетить веб-сайт Службы и увидеть лодки, автомобили, самолеты, наручные часы и другие вещи, изъятые ФБР и другими агентствами, выставленными на публичных торгах. Процесс конфискации стал противоречивым в 1980-х годах, после упрощения Конгрессом правил для федеральных чиновников по продаже активов, связанных с преступлениями в сфере незаконного оборота наркотиков.

На тот момент никто не знал, что эти активы когда-либо будут включать средства, добытые на компьютерах. Ситуация изменилась в начале этого десятилетия во время эпического расследования Silk Road – глобального eBay для незаконных наркотиков. Молодой техасец, известный как Dread Pirate Roberts (настоящие имя: Росс Ульбрихт), создал Silk Road по трем новым технологиям: дешевое облачное хранилище данных; браузер Tor, который позволяет людям беспрепятственно и безопасно перемещаться по “черному рынку” Интернета; и биткоин как анонимное средство оплаты без привлечения банков.

1.png (381 KB)

К 2013 году, когда федералы вышли на Silk Road, преступники были более осведомлены о криптовалюте, нежели правоохранительные органы. “Не было опыта. Это было слишком ново”, – прокомментировал прокурор, занимавшийся этим делом. Как и большинство владельцев биткоинов в то время, Dread Pirate не полагался на такого посредника, как Coinbase, чтобы хранить свои цифровые средства. Вместо этого Ульбрихт контролировал онлайн-кошелек, используя закрытый ключ – длинный сложный набор символов, который невозможно отгадать. В частных делах единственный способ, благодаря которому правоохранительные органы могут быстро получить биткоин, – это раскрытие подозреваемым ключа.

Находчивые агенты придумали способ, как изъять криптовалюту, когда она не защищена. Чтобы получить биткоины Ульбрихта, они украли его открытый, разблокированный ноутбук из-под носа, арестовывая Ульбрихта в библиотеке в Сан-Франциско. (Что касается Казеса: он вошел в учетную запись AlphaBay, когда агенты протаранили ворота его поместья в Таиланде). К тому времени, когда они разорили Dread Pirate, маршалы уже вошли в курс дела: они контролировали, по крайней мере, два собственных цифровых кошелька, чтобы хранить средства Silk Road и получать биткоины, изъятые другими агентствами. “Мы никогда не делали ничего подобного”, – заявил бывший руководитель подразделения по конфискации активов прокуратуры США в Южном округе Нью-Йорка, а теперь партнер в WilmerHale Шарон Коэн Левин. Однако сразу же после этой ситуации маршалы вернулись к стандартной процедуре – аукциону. Это создавало проблемы из-за огромного размера конфиската – около 175 000 монет или 2% всех биткоинов, находящихся в обращении в то время. По словам прокурора, маршалы продавали биткоин с разной периодичностью, чтобы избежать падения стоимости монеты.

На четырех аукционах с июня 2014 года по ноябрь 2015 года маршалы продали биткоинов Silk Road по средней цене в 379 долларов. Биткоин продолжал расти – для сравнения, в январе этого года маршалы продали 3 813 биткоинов на сумму 45 миллионов долларов – около 11 800 долларов за монету. Проданное по этой цене “сокровище Silk Road” могло составить около 2,1 млрд долларов – этой суммы было бы достаточно, чтобы покрыть годовой бюджет Службы федеральных маршалов США. Тем временем миллиардер, венчурный капиталист Тим Дрейпер совершил инвестицию десятилетия – он выкупил 30 000 монет Silk Road по 600 долларов за каждую. При этом Тим не продал ни одной монеты. “Зачем мне торговать будущим в прошлом?” – прокомментировал Дрейпер.

2.png (181 KB)

Разумеется, маршалы не ожидали этого. По словам бывшего прокурора Клиффорда Хейстеда, федеральные агенты и не должны выбирать время для продажи криптовалюты. “Нам стало понятно, что правительство не хочет заниматься анализом фондового рынка”, –  заявил Хейстед.

Тем не менее, сторонники использования криптовалют насмехались над продажей федералами монет по низкой цене. В середине декабря, когда стоимость биткоина приблизилась к 20 000 долларов, американские адвокаты бросились в федеральный суд штата Юта за разрешением продать 513 монет, которые они изъяли у продавца поддельных фармацевтических препаратов. Судья согласился, но маршалы не продавали биткоины до конца января, и как раз в это время стоимость критповалюты упала почти на 50%.

Местные власти старались справиться с неприятностями. “У нас было обычное похищение, где парня украл якобы сотрудник Uber, а затем потребовал у него 1,8 миллионов долларов в Ethereum, заставляя предоставить ему секретный ключ”, – рассказала глава кибер-подразделения Манхэттенской прокуратуры. Прокуратура восстановила средства, но теперь пытается решить другую проблему: грабитель конвертировал Ethereum в биткоин, стоимость которого значительно выросла.

Веб-сайт Департамента юстиции, Forfeiture.gov, может показаться сначала как находка для органов контроля. В прошлый понедельник на главной странице сайта была размещена информация о конфискации около 2 млн долларов в криптовалютах. Администрация по борьбе с наркотиками изъяла 140 биткоинов у торговца наркотиками в Нью-Гемпшире и еще 25 монет у драгдилера в Бостоне, а таможня и пограничная охрана в Солт-Лейк-Сити изъяли 99 биткоинов и 99 монет Bitcoin Cash.

Однако в отношении прозрачности есть несколько моментов. Часто бывает задержка публикации отчетов о конфискации криптовалюты. Кроме того, доклады не архивируются онлайн: каждый день, когда появляется новый, старый удаляется. Конечно, существуют бумажные копии, но нигде не указывается количество криптовалюты в федеральном хранилище.

“Эта страна отсутствует в центральных регистрах. Мы не знаем, сколько имущества было изъято”, – сообщил адвокат Алекс Лакатос. На вопрос, существует ли какой-либо публичный реестр конфискованного имущества, представитель маршалов дал категоричный отрицательный ответ. Более того, нет закона, обязывающего правительство иметь такой реестр. Хейстед и другие сотрудники правоохранительных органов, как правило, защищают эту “непрозрачность”, утверждая, что лишняя информация позволит преступникам узнать методы работы федералов.

Теоретически, любой биткоин можно отследить, поскольку транзакции по криптовалютам навсегда зафиксированы в блоках блокчейна. Несмотря на то, что Министерство юстиции иногда публикует информацию о “правительственных электронных кошельках”, в случае с уголовными делами данные могут оставаться “в тени” – и тогда неясно, когда и сколько было продано криптовалюты. Даже если идентифицировать кошелек, его содержимое представляется непрофессионалу бесконечными строками символов. Разумеется, для оказания помощи клиентам были созданы такие организации, как Elliptic и Chainalysis, однако обнародование информации не является их главной целью.

Такое положение дел крайне затрудняет выяснение, сколько криптовалюты принадлежит государству. Учитывая, сколько организаций наделены правом конфисковать криптовалюту (Секретная служба США, Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, Почтовая служба США) – не факт, что и само правительство знает точное количество. Для сторонников “прозрачности” это особенно страшно, учитывая, что технология blockchain быстро прояснит этот вопрос. Противники конфискации утверждают, что изъятие критповалюты на государственном и местном уровнях может привести к банальному воровству полицейскими средств у граждан. “Я проработал 23 года в правоохранительных органах, и, к сожалению, я считаю, что до тех пор, пока полиция изымает средства, некоторые считают это кражей. Не думаю, что биткоин изменит ситуацию”, – прокомментировал Хейстед.

В этом свете пробелы в публичных записях федералов приобретают негативный окрас – отслеживая биткоины в документах, издание Fortune обнаружило несколько монет, изъятие которых было зафиксировано, а вот продажа – нет. Например, согласно документам 2014 года, Налоговое управление США изъяло 222 биткойнов у продавца марихуаны в Техасе, но документации о продаже криптовалюты нет. Также отсутсвуют записи об аукционе для 50,44 монет, конфискованных Секретной службой в 2014 году у пары, которая управляла незаконным сайтом по продаже наркотиков и обмену валют под названием “JumboMonkeyBiscuit”. (В других случаях – информация не отображает правдивую стоимость. Например, изъятые в Солт-Лейк-Сити 99 биткоинов на сумму около 800 000 долларов в начале февраля указаны в документации по цене 0 долларов). Предполагается, что некоторые из этих монет все еще находятся в руках у федералов. Но поскольку Служба не комментирует свои внутренние процессы, нет никакой возможности узнать, почему эти средства находятся “в состоянии неопределенности”.

На сегодняшний день не существует доказательств злоупотребления процессом конфискации правительственными агентами, а бывшие прокуроры, в том числе Хейстед, подчеркивают, что коррупция является исключением, а не правилом. Тем не менее, пробелы во времени между изъятием и продажей лишь усиливают подозрения адвокатов.

Джарод Купман – директор по киберпреступности в отделе уголовного розыска Налогового управления США. В этом отделе около 2 000 сотрудников, которых Купман называет “лучшими из лучших”.

Однако лучшие агенты в то же время являются и самыми ненадежными. Во время расследования Silk Road, два агента – Сила Карла из Управления по борьбе с наркотиками и Шаун Бриджес из Секретной службы – пошли на серьезное преступление. До того, как был арестован Dread Pirate Roberts, они украли биткоины у него и пытались вымогать деньги. Они представили эту операцию как часть другой схемы по аресту Ульбрихта. Сыщики из Управления по борьбе с наркотиками арестовали Силу и Шауна – оба признали себя виновными в 2015 году. Агенты провели свою аферу до того, как активы Ульбрихта были конфискованы. Тем не менее, этот случай указывает на “темную сторону”, когда криптовалюта попадает под требования закона о конфискации.

В сентябре, после продолжительного расследования штатными сотрудниками судебного комитета Сената, сенатор Чак Грассли использовал конфискованные средства для оплаты льгот и предметов роскоши, установленных в Академии конфискации активов в Хьюстоне. По словам Купмана, его команда Налогового управления помогла изъять криптовалюты на несколько сотен миллионов долларов. Отметим, что это всего лишь одно агентство – учитывая, что другие организации также имеют право на конфискацию, догадка Купмана дает представление о том, насколько велико влияние правительства на криптовалютный рынок.

Поиск незаконной валюты не станет менее сложной задачей. “В течение многих лет преступники переходили на другие валюты, которые не оставляли цифровых следов”, – прокомментировал бывший прокурор по киберпреступности Джуд Велле. Многие из них отказались от биткоина в пользу Monero и ZCash, которые невозможно отследить. И если сотрудники правоохранительных органов когда-либо станут мошенниками, валюту, которую они украдут, будет гораздо легче скрыть.

Между тем, конфискация криптовалют продолжается. Недавний список forfeiture.gov показал, что Управление по борьбе с наркотиками изъяло 6 биткоинов в Нью-Джерси, а также 27 биткоинов (стоимостью около 330 000 долларов) у Антона Пека. В теории, дядя Сэм выставит их на аукцион – когда-нибудь.

Кто получает биткойны? Как работает конфискация

Когда такие агентства, как ФБР и Управление по борьбе с наркотиками, конфискуют биткоины, они полагаются на Службу маршалов для продажи изъятых монет. Если дело касается жертвы преступления, Министерство юстиции распределяет средства в качестве реституции. Остальные деньги также передаются международным партнерам, и, если местные правоохранительные органы помогли в деле, они могут подать заявку на 80% поступлений. Затем Министерство юстиции сохраняет и распределяет остальную часть денег федеральным правоохранительным органам по своему усмотрению.

По словам аналитиков, процесс конфискации может быть нарушен. “Это стимулирует их присвоить чужую собственность”, – заявил председатель Комитета по конфискации Национальной ассоциации адвокатов по уголовным делам Дэвид Б. Смит. Как утверждает Смит, на федеральном уровне нет прямой связи между тем, кто завладеет имуществом, и кто получит доходы.

internetua.com