Введение миротворцев или эскалация конфликта

0

Россия действительно стягивает войска к нам на границу. Пока неизвестно – это демонстрация силы или подготовка к реальному вторжению?

По логике, в настоящий момент, сильно просится вариант одностороннего введения «миротворцев».

Теоретически: повторение «марша на Слатину». В одну ночь. Запад – перед фактом. «Миротворцы» в боевые действия не вовлекаются, носят знаки различия ООН и даже – блокируют сепаров от огня по нам.

И тогда мы и Запад попадаем в очень неприятную ситуацию – практически не к чему будет придраться.

Конечно, одностороннее присваивание себе функции миротворцев – международное преступление.

Но!

Если мы открываем огонь – медиаполе начинает стремительно обрастать картинами «хунта убивает солдат в белых касках, которые пришли защитить мирных жителей!!!».

Далее, слатинский вариант начинает плавно переводиться в грузинский – РФ «получает право» вмешаться в боевые действия открыто – защищая «миротворцев».

Эскалация может быть ограниченной, например, удары по нашим войскам на глубину на глубину 20 км от линии соприкосновения, не более, одновременно, блокируя коллективный Запад в принятии решений об усилении санкций – методом дипломатии (внося одну мирную инициативу за другой) и информационных атак (раздувая «жертвы» среди «миротворцев» и мирных жителей).

Учитывая результаты выборов в Италии, и «реформаторский год» в ЕС, когда архитекторам новой волны интеграции Евросоюза позарез нужна поддержка их инициатив, Рим может оказать давление на Берлин и Париж, которые сами будут стремиться как можно быстрее остановить боевые действия, а для этого – принудить Украину к миру.

РФ получает реальный шанс размыть позицию Европы/Запада в отношении произошедшей эскалации, и принудить Украину к политическим уступкам, и одновременно – с сохранением российских миротворцев по крайней мере, хотя бы в одной из зон конфликта, согласившись на введение международных миротворцев в другие (тот же югославский вариант).

Если мы не открываем огонь – то все то же самое, мы получаем без боевых действий.

В обоих вариантах – у нас (с помощью тех же россиян) начинается массированная кампания «Рошен сливает Украину!!!», что резко обостряет внутриполитическую ситуацию в стране.

Ввод «военного положения», частичная мобилизация – и экономика, и без того не блестящая, начинает сильно проседать.

Далее, веер возможных последствий становится слишком широким для короткой заметки в ФБ, но, в любом случае, для нас подобный ход со стороны РФ будет означать существенное осложнение стратегической обстановки – не в нашу пользу.

Расчёт Кремля будет строиться, в первую очередь, на медлительности принятия решений коллективным Западом и неготовности его к серьёзному обострению,
с другой стороны – на:

– неспособность украинского руководства к оперативному реагированию (продемонстрированную и в Крыму, и в августе 2014, и в ходе Дебальцевской операции),

– его боязнь идти на резкое обострение конфликта, с открытыми ударами по «миротворцам» и переносом спецмероприятий непосредственно на территорию РФ,

– отвлечение на внутренние проблемы, связанные с обострением политической обстановки с стране,

– склонность идти на уступки Западу.

Однако, слаженные коллективные действия, продемонстрированные Украиной и НАТО в ходе «белорусского кризиса» (подготовки и проведения учений «Запад-2017»), представляющие собой резкий положительный контраст по сравнению с временами Крыма/Дебальцево, а также – судьба ЧВК «Вагнер» в Сирии, должны вызывать у кремлевских планировщиков серьёзные опасения относительно расчетов на неспособность Украины и Запада оперативно отреагировать на подобную авантюру.

И эта крайняя оценка заставляет задуматься о первом озвученном варианте – демонстративные действия, направленные на формирования политического фона. «Попугать».

И потребовать уступок на переговорах.

С другой стороны, авантюризм российского руководства известен, обиды – болят, выборы – на носу.

Поэтому, на что они реально замахнутся, уверенно спрогнозировать сложно.

Я ставлю на демонстрацию в соотношении 70 : 30 к реальным действиям.

За четыре года конфликта это далеко не первая концентрация российской техники на наших границах и даже не первое появление техники, раскрашенной под «миротворцев ООН».

До сих пор все ограничивалось демонстрациями силы.

Алексей Арестович