Закрепление НАТО в Конституции: предвыборный пиар или геостратегия для страны

0

В марте 2018 года президент Петр Порошенко все настойчивее стал повторять идею о необходимости закрепления в Конституции Украины положений о членстве страны в ЕС и НАТО как стратегической цели.

Более того, президент намерен сам инициировать соответствующие изменения. По мнению политолога Петра Олещука, логика действий президента предельно проста — голосование за изменения в основной закон должны быть привязаны к выборам, что создаст в обществе«ощущение очередного геополитического прорыва», так как основная идея избирательной кампании Порошенко будет по типу: «утром — переизбрание, вечером — НАТО и ЕС».

Подобная инициатива не выглядит сильно неожиданной, учитывая риторику главы украинского государства в течение последних лет. Правда, само выражение идеи евро-атлантической интеграции является крайне необычной. В принципе, если говорить о перспективах членства, то нам действительно нужны изменения в Конституцию в вопросе отмены положений о внеблоковости страны.

При этом, соответствующие тезисы о членстве в НАТО не являются ни достаточным, ни необходимым условием вступления в Североатлантический альянс. Например, в Конституции США вы не найдете никаких ссылок на НАТО, ибо они там просто не нужны.

Если абстрагироваться от различных юридических нюансов, то главное условие членства в НАТО — взаимное согласие как стран, входящих в Альянс сейчас, так и самой Украины. В случае выполнения этого ключевого условия начинают обсуждать конкретный механизм и время присоединения к Альянсу. Данный алгоритм называют Планом действий по членству в НАТО (ПДЧ), и именно он выступает основным документом для вступления страны в этот союз.

Конечно, на своем пути в Альянс страна может проводить референдумы о членстве, менять законодательство и Конституцию и решать другие задачи. Но основным условием все равно остается принципиальное согласие стран НАТО на то, чтобы у них появился еще один «собрат». Но о наличии подобного согласия сейчас пока что говорить рано.

Достаточно вспомнить Бухарестский саммит 2008 года, когда Украина, несмотря на все усилия, так и не получила ПДЧ. Сейчас все знают, что произошло это из-за позиции России, которая решительно воспротивилась интеграции Украины, и Запад пошел ей на встречу. Сейчас в этом отношении ситуация не только не улучшилась, а ухудшилась.

Заседание Комиссии Украина-НАТО под председательством Петра Порошенко. 10 июля 2017 года
Заседание Комиссии Украина-НАТО под председательством Петра Порошенко. 10 июля 2017 года

Итак, что же останавливает НАТО от конкретики в украинском вопросе?

Во-первых, это нежелание идти на открытую конфронтацию с Россией, что связано с продолжающейся войной на Донбассе и оккупацией Россией Крыма.

Во-вторых, неясность конкретных выгод от вступления Украины при наличии указанных выше угроз.

Потому о конкретике в вопросе вступления Украины в НАТО пока что говорить рано. То же касается и ЕС, где также старательно избегают обещаний «по украинскому вопросу». Европейский союз пока что сам переживает не лучшие времена. И местные избиратели явно не готовы к расширению за счет Украины, что показал, например, недавний нидерландский референдум.

Евроинтеграция стала для Порошенко главным программным положением за последние годы
Евроинтеграция стала для Порошенко главным программным положением за последние годы

Заменитель ПДЧ?

Понимает ли президент Украины все возможные последствия форсированных попыток вступить в НАТО и ЕС «буквально сейчас»? Например, если мы начнем давить «европейских» и «атлантических» партнеров в вопросах членства, то это может охладить наши отношения, и, следовательно, лишить Украину небольшой, но реальной помощи.

Но, похоже, что у Порошенко просто нет иного выхода. Евроинтеграция стала для него главным программным положением за последние годы. Именно прогрессом в этом вопросе он наиболее гордится (вспомним легендарный безвиз).

Да и на чем ему еще строить избирательную кампанию? Не на социальных же успехах, и не на тарифах ЖКХ?

Уже сейчас очевидно, что главная идея избирательной кампании Порошенко, будет следующей: «Утром — переизбрание, вечером — НАТО и ЕС».

Однако строить все это исключительно на неких абстрактных положениях нельзя. Нужны реальные подтверждения. Например, в виде того же ПДЧ, который бы убедительно показал незыблемость евроатлантического курса. Однако, похоже, что рассчитывать на ПДЧ (как и на конкретику от ЕС) до 2019 года не приходится. Потому нужно срочно искать «ПДЧ-заменитель», и, похоже, что политтехнологи президента нашли его именно в «закреплении НАТО и ЕС на уровне Конституции».

Кстати, поиски того, что можно было бы выдать за «прогресс на пути евроатлантической интеграции», привели уже к рождению загадочного«зверя» — статуса страны-аспиранта, который якобы получила Украина. На самом деле, никакого такого особого статуса нет, просто на сайте НАТО в сети интернет зафиксировали, что Украина — в числе стран, которые хотят присоединиться к альянсу. Но не совсем корректный перевод понятия«претендент» породил целый новый «статус».

Очевидно, логика тут следующая. Президент вносит проект изменений в Конституцию, их голосование в окончательном виде должно быть привязано к выборам, чтобы создать как раз именно перед ними в обществе«ощущение геополитического прорыва».

Таким образом, вся эта «Конституционная реформа», похоже, преследует преимущественно политтехнологические цели.

Политтехнологи президента нашли «ПДЧ-заменитель» именно в «закреплении НАТО и ЕС на уровне Конституции»
Политтехнологи президента нашли «ПДЧ-заменитель» именно в «закреплении НАТО и ЕС на уровне Конституции»

Важно ли все это?

В чем главная проблема отношений НАТО и украинской политической элиты? Пожалуй, это, в первую очередь, отсутствие четкой и последовательной позиции со стороны последней.

Украинская элита все годы независимости пыталась заигрывать и с Западом, и с Востоком. Потому нас просто не считают надежным партнером.

Может ли трансформировать это изменение в Конституцию? Конечно, в определенном смысле они могут быть аргументом, но вряд ли в НАТО не знают, сколь «гибким» может быть отечественный Основной закон. Достаточно вспомнить, как у нас Конституционный суд отменял изменения в Конституцию, а потом парламент простым большинством их снова возвращал в действие.

Недавно Конституционный суд отменил закон «О языках» на основании того, что была нарушена процедура во время голосования. После того, как был принят закон «О деоккупации Донбасса», Оппоблок сразу же попытался его опротестовать, опираясь на ряд процессуальных нарушений(от несвоевременного внесения сравнительной таблицы и до отсутствия фактического обсуждения в комитете). Не вызывает сомнения, что и по «натовских» поправкам в Конституцию тоже найдутся желающие оспорить. И тут опять-таки в дело вступит «всесильная конъюнктура».

Очевидно, для надежного сотрудничества с НАТО нам нужны не столько изменения в Конституцию, сколько последовательность политической элиты и гарантии того, что наш внешнеполитический курс не изменится завтра на 360 градусов, как это уже бывало не раз. Но подобные гарантии сейчас, видимо, не может дать никто.

realist.online